Книга "Жизнь господина де Мольера". Страница 1

В квадратных скобках [] номер страницы.

Номер страницы предшествует странице.СОДЕРЖАНИЕПролог Я РАЗГОВАРИВАЮ С АКУШЕРКОЙГлава 1 В ОБЕЗЬЯНЬЕМ ДОМЕГлава 2 ИСТОРИЯ ДВУХ ТЕАТРАЛОВГлава 3 НЕ ДАТЬ ЛИ ДЕДУ ОРВЬЕТАНУ?Глава 4 НЕ ВСЯКОМУ НРАВИТСЯ БЫТЬ ОБОЙЩИКОМГлава 5 ДЛЯ ВЯЩЕЙ СЛАВЫ БОЖИЕЙГлава 6 МАЛОВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯГлава 7 БЛЕСТЯЩАЯ ШАЙКАГлава 8 КОЧУЮЩИЙ ЛИЦЕДЕЙГлава 9 НА СЦЕНУ ВЫХОДИТ ПРИНЦ КОНТИГлава 10 БЕРЕГИТЕСЬ, БУРГОНЦЫ,-МОЛЬЕР ИДЕТ!Глава 11 БРУ-ГА-ГА!!!Глава 12 МАЛЫЙ БУРБОНГлава 13 ОПЛЕВАННАЯ ГОЛУБАЯ ГОСТИНАЯГлава 14 ПОСЕЯВШИЙ ВЕТЕРГлава 15 ЗАГАДОЧНЫЙ ГОСПОДИН РАТАБОНГлава 16 ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ РЕВНИВОГО ПРИНЦАГлава 17 ПО СМЕРТИ РЕВНИВОГО ПРИНЦАГлава 18 КТО ОНА?Глава 19 ШКОЛА ДРАМАТУРГАГлава 20 КУМ-ЕГИПТЯНИНГлава 21 ДА ПОРАЗИТ ГРОМ МОЛЬЕРА!Глава 22 ЖЕЛЧНЫЙ ВЛЮБЛЕННЫЙГлава 23 МАГИЧЕСКИЙ КЛАВЕСИНГлава 24 ОН ВОСКРЕСАЕТ И ВНОВЬ УМИРАЕТГлава 25 АМФИТРИОНГлава 26 ВЕЛИКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕГлава 27 ГОСПОДИН ДЕ ПУРСОНЬЯКГлава 28 ЕГИПТЯНИН ПРЕВРАЩАЕТСЯ В НЕПТУНА, НЕПТУН В АПОЛЛОНА, А АПОЛЛОН В ЛЮДОВИКАГлава 29 СОВМЕСТНОЕ ТВОРЧЕСТВОГлава 30 СЦЕНЫ В ПАРКЕГлава 31 МАДЛЕНА УХОДИТГлава 32 НЕХОРОШАЯ ПЯТНИЦАГлава 33 ТЫ ЕСТЬ ЗЕМЛЯЭпилог ПРОЩАНИЕ С БРОНЗОВЫМ КОМЕДИАНТОМКОММЕНТАРИИ Н. Жирмунская, И. Ерыкалова


ПРОЛОГ

Я РАЗГОВАРИВАЮ С АКУШЕРКОЙ

Что помешает мне, смеясь, говорить правду?

Гораций

Молиер был славный писатель французских комедий в царство Людовика XIV.

Антиох Кантемир

Некая акушерка, обучившаяся своему искусству в родовспомогательном ДомеБожьем в Париже под руководством знаменитой Луизы Буржуа, приняла 13 января1622 года у милейшей госпожи Поклен, урожденной Крессе, первого ребенка,недоношенного младенца мужеского пола.


С уверенностью могу сказать, что, если бы мне удалось объяснить почтеннойповитухе, кого именно она принимает, возможно, что от волнения она причинилабы какой-нибудь вред младенцу, а с тем вместе и Франции.

И вот: на мне кафтан с громадными карманами, а в руке моей не стальное, агусиное перо. Передо мною горят восковые свечи, и мозг мой воспален.

- Сударыня!-говорю я.-Осторожнее поворачивайте младенца! Не забудьте, чтоон рожден ранее срока. Смерть этого младенца означала бы тяжелейшую утратудля вашей страны!

- Мой бог! Госпожа Поклен родит другого.

- Госпожа Поклен никогда более не родит такого, и никакая другая госпожав течение нескольких столетий такого не родит.

- Вы меня изумляете, сударь!

- Я и сам изумлен. Поймите, что по прошествии трех веков, в далекойстране, я буду вспоминать о вас только потому, что вы сына господина Покленадержали в руках.

- Я держала в руках и более знатных младенцев.

- Что понимаете вы под словом-знатный? Этот младенец станет болееизвестен, чем ныне царствующий король ваш Людовик XIII, он станет болеезнаменит, чем следующий король, а этого короля, сударыня, назовут ЛюдовикВеликий или Король-солнце! Добрая госпожа, есть дикая страна, вы не знаетеее, это-Московия, холодная и страшная страна. В ней нет просвещения, инаселена она варварами, говорящими на странном для вашего уха языке. Таквот, даже в эту страну вскоре проникнут слова того, кого вы сейчаспринимаете. Некий поляк, шут царя Петра Первого, уже не с вашего, а снемецкого язюAа переведет их на варварский язык.

Шут, прозванный Королем Самоедским, скрипя пером, выведет корявые строки:

"...Горжыбус. Есть нужно даты так великыя деньги за вашы лица изрядныя.Скажыте мне нечто мало что соделалысте сым господам, которых аз вампоказывах и которых выжду выходящих з моего двора з так великым встыдом..."

Переводчик русского царя этими странными словами захочет передать словавашего младенца из комедии "Смешные драгоценные":

"...Горжибюс. Вот уж действительно, нужно тратить деньги на то, чтобывымазать себе физиономии! Вы лучше скажите, что вы сделали этим господам,что они вышли от вас с таким холодным видом..."

В "Описании комедиям, что каких есть в государственном Посольском приказемая по 30 число 1709 года" отмечены, в числе других, такие пьесы: шутовская"О докторе битом" (он же "Доктор принужденный") и другая-"ПородаГеркулесова, в ней же первая персона Юпитер". Мы узнаем их. Первая-это"Лекарь поневоле" - комедия все того же вашего младенца. Вторая "Амфитрион"-его же. Тот самый "Амфитрион", который в 1668 году будетразыгран сьером де Мольером и его комедиантами в Париже в присутствии ПетраИванова Потемкина, посланника царя Алексея Михайловича.

Итак, вы видите, что русские узнают о том человеке, которого выпринимаете, уже в этом столетии. О, связь времен! О, токи просвещения! Словаребенка переведут на немецкий язык. Переведут на английский, на итальянский,на испанский, на голландский. На датский, португальский, польский, турецкий,русский...

- Возможно ли это, сударь?

- Не перебивайте меня, сударыня! На греческий! На новый греческий, я хочусказать. Но и на греческий древний. На венгерский, румынский, чешский,шведский, армянский, арабский...

- Сударь, вы поражаете меня!

- О, в этом еще мало удивительного! Я мог бы назвать вам десяткиписателей, переведенных на иностранные языки, в то время как они незаслуживают даже того, чтоб их печатали на их родном языке. Но этого нетолько переведут, о нем самом начнут сочинять пьесы, и одни вашисоотечественники напишут их десятки. Такие пьесы будут писать и итальянцы, асреди них - Карло Гольдони, который, как говорили, и сам-то родился приаплодисментах муз, и русские.

Не только в вашей стране, но и в других странах будут сочинять подражанияего пьесам и писать переделки этих пьес. Ученые различных стран напишутподробные исследования его произведений и шаг за шагом постараютсяпроследить его таинственную жизнь. Они докажут вам, что этот человек,который сейчас у вас в руках подает лишь слабые признаки жизни, будет влиятьна многих писателей будущих столетий, в том числе на таких, неизвестных вам,но известных мне, как соотечественники мои Грибоедов, Пушкин и Гоголь.

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет.

Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!

Это строчки из финала пьесы моего соотечественника Грибоедова "Горе отума".

А я, быв жертвою коварства и измены,

Оставлю навсегда те пагубные стены,

Ту бездну адскую, где царствует разврат,

Где ближний ближнему-враг лютый, а не брат!

Пойду искать угла в краю, отсель далеком,

Где можно как-нибудь быть честным человеком!

А это строчки из финала пьесы этого самого Поклена "Мизантроп" в переводерусского автора Федора Кокошкина (1816 год).

Есть сходство между этими финалами? Ах, мой бог, я не знаток! Пусть в


Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.



----------------------------------------------------------

Возможно заинтересуют книги: