Книга "Жизнь господина де Мольера". Страница 11

тайной подругой Жана-Батиста Мольера.

Когда первые страсти утихли, когда совершились все перетасовки, когданесколько забылась горечь первых ночных сцен между обиженной Мадленой иМольером,- пополненная труппа широко развернула свою работу в Лионе и егоокрестностях. "Шалого" играли победоносно, а из других пьес следует отметить"Андромеду" Корнеля, в которой впервые и выступила девочка Мену, получившаямалюсенькую роль Эфира, причем девочка очень хорошо справилась с несколькимистрочками текста.

Глава 9

НА СЦЕНУ ВЫХОДИТ ПРИНЦ КОНТИ

В то время как наша бродячая труппа мирно переходила из города в город,много событий случилось во Франции. Не было уже ни всесильного кардиналаРишелье, ни подвластного ему короля Людовика XIII. Ришелье скончался вскорепосле того, как погиб кавалер Сен-Марс, в конце 1642 года, а в мае 1643-гопокинул землю и король Людовик XIII, произнеся свою последнюю фразу: "Тяжкамоей душе жизнь моя".

Во Франции был новый король, но только этому королю было всего нескольколет.


Людовик XIV родился вскоре после того, как Мадлена, если вы помните,принесла дочку Франсуазу де Модену, в октябре 1638 года. Пушечный гром вПариже и огни дымных плошек возвестили всему миру о появлении на свет новогоЛюдовика. Когда скончался отец,

Людовик XIII, в управление страною вступила мать малолетнего короля,королева Анна Австрийская. Но, конечно, она числилась регентшей только набумаге, а фактическим правителем стал, подобно кардиналу Ришелье, другойкардинал и первый министр Франции, сицилиец по происхождению, Юлий Мазарини,или Жюль Мазарэн.

Тут история как бы несколько повторилась. Высшая французскаяаристократия, представители которой ранее выступали против Ришелье, ныневыступила против Мазарэна. Оппозиция получила название Фронды.


Дело началось с августовских баррикад 1648 года в Париже, а забаррикадами последовали и кровавые сражения. Дело постепенно осложнилосьчрезвычайно. События приняли запутанный характер-со вмешательствоминостранных сил, с государственными изменами, с переходом фрондеров изодного лагеря в другой, бегствами из отечества и опасностями,непосредственно угрожающими мальчику Людовику XIV.

Во главе войск, враждебных Мазарэну, стал двадцатисемилетний принц КондеВеликий, к тому времени увенчанный лаврами исключительного полководца.Положение Мазарэна не раз становилось тяжким, в особенности потому, что впервой половине Фронды, вместе с Конде, против него пошел другой полководец,по сравнению с которым несколько бледнел даже сам Конде. Этого звали Генрихде ла Тур д'Овернь, он же маршал Тюреннь.

Мазарэн, однако, показал себя не только тончайшим и упорнейшим политиком,но и превосходным водителем армий. Мазарэн разбил Тюрення, а затем, искуснотасуя политическую колоду, перевел маршала на свою сторону, и тот, в своюочередь, разгромил Великого Конде.

В конце пятилетней борьбы кардинал победил бесповоротно, несмотря на точто не был популярен в народе. Дело Конде было проиграно: он покинул Франциюи передался на сторону испанцев, а кардинал торжественно вступил в Париж, иФранция пришла в состояние спокойствия под его управлением.

Нужно заметить, что как ни был мал Людовик, он прекрасно усвоил смыслсобытий во время Фронды и на всю жизнь сохранил отчетливое воспоминание отом, как французская аристократия едва не лишила его трона. К истории жеКонде следует добавить, что, несколько лет спустя после Фронды, онпримирился с Мазарэном и был амнистирован.

Тот самый принц Конти, брат Конде, которого мы знали мальчиком,обучавшимся в Клермонской коллегии, ко времени Фронды стал молодымчеловеком, готовящимся к духовной карьере. Однако вместо того, чтобыотрешиться от всего земного, приготовляясь к высшей из карьер, Конти,отличавшийся неуравновешенностью и пылкостью, последовал за своим великимбратом и принял участие во Фронде.

Взявший меч, как известно, должен быть готов ко всему, и Контичрезвычайно много пришлось испытать: он не только участвовал вкровопролитных сражениях, но даже сидел в тюрьме. Конти, впрочем, обрел мирранее Конде. Он вышел из игры и даже настолько примирился с Мазарэном, чторешил жениться на его племяннице.

К концу лета 1653 года Конти успокоился в своем замке де Ла Гранж,находящемся близ города Пезена в благословенном Лангедоке, и даже получилвозможность временно исполнять обязанности лангедокского губернатора.

В то время, когда принц отдыхал в замке, наши комедианты, которых некоснулась, конечно, гроза Фронды, пронесшаяся над страной, выйдя из Лиона,двигались в пределах того же Лангедока, и судьбе было угодно свести двуходнокашников-клермонцев.

Дело в том, что в замке у Конти, который в то время был еще холостымчеловеком, гостила некая госпожа де Кальвимон, прелестная дама, которуюпортило, по общему мнению, только одно-ее исключительная глупость.Расхаживая по роскошным паркам, чуть тронутым августовской желтизной,госпожа де Кальвимон заскучала и трогательно пожаловалась принцу на то, чтов замке нет никаких представлений. Принц, полюбовавшись на отразившуюсякверху ногами в лагранжском пруду госпожу де Кальвимон, в ответ сказал все,что полагается говорить в таких случаях, то есть что желание госпожиявляется для него законом, и немедленно вызвал к себе своего ближайшегоподчиненного, симпатичнейшего и культурнейшего человека, господина деКознака.

Даниэль де Кознак знал о пребывании Мольера в Лангедоке и о том успехе,которым пользовался Мольер.

Он немедленно послал гонца с приказанием разыскать директора труппы ивручить ему приглашение его высочества прибыть вместе со всею труппой взамок де Ла Гранж.

Нужно ли говорить, что старый клермонец, а ныне комедиант не заставилсебя долго упрашивать? Он немедленно прекратил спектакли, труппу в полномсоставе, вместе с декорациями и аксессуарами, погрузил на повозки, и караванпошел к принцу в замок.

Но не успел Кознак своего гонца отправить, как к замку подошла никем неприглашенная другая бродячая труппа, которую вел опытный уличный шарлатан,зубодер и актер, некогда подвизавшийся, как и другие, на Новом Мосту вПариже, господин Кормье.

Когда принцу доложили, ч2о какая-то труппа появилась, он был приятнейшимобразом поражен тем, что желание госпожи де Кальвимон может быть исполнено сбыстротой феерической. И, не дожидаясь никакого Мольера, велел пригласитьтруппу в замок.

Труппа развернулась в замке, и опытный Кормье, мгновенно сообразив, чтовсе его благосостояние зависит от того, насколько он сумеет угодить госпожеде Кальвимон, стлался перед нею по земле и даже, как будто, делал ейподарки.

Но не успел Кормье разыграться и откормиться в замке, как Даниэлю Кознакусообщили, что приглашенный им Мольер с караваном прибыл. Кознак явился кпринцу и доложил о том, что приглашенный его высочеством директор с труппойприехал, и осведомился, как принц прикажет быть.

Принц подумал и сказал, что господин Мольер может считать себя свободным,так как надобность в его представлениях отпала.

- Но, ваше высочество,-отозвался Кознак, бледнея,-ведь я же пригласилего...

- А я, как вы видите,-ответил принц,-пригласил Кормье, и согласитесьсами, что удобнее будет, если вы нарушите свое слово, нежели я свое.

Кознак очень медленными шагами отправился объясняться с приехавшимМольером.

Перед подъездом замка стоял покрытый пылью человек с пухлыми губами иутомленными глазами. Дорожные ботфорты его были белы.

За воротами замка виднелся длиннейший караван.

Впрочем, Кознак не очень хорошо рассмотрел как приезжего, так и караван,потому что ему было страшно поднять глаза.

- Я-Мольер,-сказал глуховатым голосом приезжий, снимая шляпу,-мы прибылисогласно распоряжению его высочества.

Кознак, набрав в грудь воздуху и еле шевеля суконным языком, выговорилтакие слова:

- Принц... распорядился... сообщить господину Мольеру... что вышлонекоторое прискорбное недоразумение... другая труппа уже играет в замке...принц просит считать вас... он просит сказать, что вы свободны.

И наступило молчание.

Приезжий отступил на шаг, на сводя глаз с Кознака, потом накрылся шляпой.Кознак поднял глаза и увидел, что приезжий бледнеет. Еще помолчали.

Тут приезжий заговорил, скосив глаза к носу:

- Меня же пригласили... Я...-приезжий указал на повозки,-я прекратилспектакли, я погрузил декорации, со мною женщины, актрисы.

Кознак молчал.

- Я прошу,-сказал приезжий, начиная заикаться,- уплатить мне тысячу экю,я потерпел большие убытки, сорвал спектакли и вез людей.

Кознак вытер пот со лба и униженно попросил приезжего сесть на скамью иподождать, пока он доложит принцу о том, что сказал приезжий.

Тот молча отступил, сел на скамью, стал смотреть в землю. А Кознак пошелв покои принца.

- Он просит в возмещение расходов тысячу экю,- сказал Кознак.

- Какой вздор!-ответил принц.-Ничего ровно ему не следует. И я васпопрошу не говорить больше со мной на эту тему, потому что мне это надоело.

Кознак вышел от принца, пошел в помещение к себе, взял тысячу собственных


Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




Возможно заинтересуют книги: