Книга "Неточка Незванова". Страница 27

вала Настю: что с Катей? Она отвечала мне, что Катя не плачет, но ужаснобледна

Наутро Настя шепнула мне:

- Ступайте в кабинет к его сиятельству. Спуститесь по лестнице, которая справа

Все во мне оживилось предчувствием. Задыхаясь от ожидания, я сбежалавниз и отворила дверь в кабинет. Ее не было. Вдруг Катя обхватила менясзади и горячо поцеловала. Смех, слезы... Мигом Катя вырвалась из моихобъятий, вскарабкалась на отца, вскочила на его плечи, как белка, но, неудержавшись, прыгнула с них на диван. За нею упал и князь. Княжна плакала от восторга

- Пап`а, какой ты хороший человек, пап`а!

- Шалуньи вы! что с вами сделалось? что за дружба? что за любовь?

- Молчи, пап`а, ты наших дел не знаешь

И мы снова бросились в объятия друг к другу

Я начала рассматривать ее ближе. Она похудела в три дня. Румянец слинял с ее личика, и бледность прокрадывалась на его место. Я заплакала сгоря

Наконец постучалась Настя. Знак, что схватились Кати и спрашивают


Катя побледнела как смерть

- Полно, дети. Мы каждый день будем сходиться. Прощайте, и да благословит вас господь! - сказал князь

Он был растроган, на нас глядя; но рассчитал очень худо. Вечером изМосквы пришло известие, что маленький Саша внезапно заболел и при последнем издыхании. Княгиня положила отправиться завтра же. Это случилосьтак скоро, что я ничего и не знала до самого прощания с княжной. На прощанье настоял сам князь, и княгиня едва согласилась. Княжна была какубитая. Я сбежала вниз не помня себя и бросилась к ней на шею. Дорожнаякарета уж ждала у подъезда. Катя вскрикнула, глядя на меня, и упала безчувств. Я бросилась целовать ее. Княгиня стала приводить ее в память


Наконец она очнулась и обняла меня снова

- Прощай, Неточка! - сказала она мне, вдруг засмеявшись, с неизъяснимым движением в лице. - Ты не смотри на меня; это так; я не больна, априеду через месяц опять. Тогда мы не разойдемся

- Довольно, - сказала княгиня спокойно, - едем!

Но княжна воротилась еще раз. Она судорожно сжала меня в объятиях

- Жизнь моя! - успела она прошептать, обнимая меня. - До свиданья!

Мы поцеловались в последний раз, и княжна исчезла - надолго, оченьнадолго. Прошло восемь лет до нашего свиданья!. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я нарочно рассказала так подробно этот эпизод моего детства, первогопоявления Кати в моей жизни. Но наши истории нераздельны. Ее роман - мойроман. Как будто суждено мне было встретить ее; как будто суждено ей было найти меня. Да и я не могла отказать себе в удовольствии перенестисьеще раз воспоминанием в мое детство... Теперь рассказ мой пойдет быстрее. Жизнь моя вдруг впала в какое-то затишье, и я как будто очнуласьвновь, когда мне уж минуло шестнадцать лет..

Но - несколько слов о том, что сталось со мною по отъезде княжескогосемейства в Москву

Мы остались с мадам Леотар

Через две недели приехал нарочный и объявил, что поездка в Петербурготлагается на неопределенное время. Так как мадам Леотар, по семейнымобстоятельствам, не могла ехать в Москву, то должность ее в доме князякончилась; но она осталась в том же семействе и перешла к старшей дочерикнягини, Александре Михайловне

Я еще ничего не сказала про Александру Михайловну, да и видела я еевсего один раз. Она 1ыла дочь княгини еще от первого мужа. Происхождениеи родство княгини было какое-то темное; первый муж ее был откупщик. Когда княгиня вышла замуж вторично, то решительно не знала, что ей делатьсо старшею дочерью. На блестящую партию она надеяться не могла. Приданоеже давали за нею умеренное; наконец, четыре года назад, сумели выдать ееза человека богатого и в значительных чинах. Александра Михайловна поступила в другое общество и увидела кругом себя другой свет. Княгиня посещала ее в год по два раза; князь, вотчим ее, посещал ее каждую неделювместе с Катей. Но в последнее время княгиня не любила пускать Катю ксестре, и князь возил ее потихоньку. Катя обожала сестру. Но они составляли целый контраст характеров. Александра Михайловна была женщина летдвадцати двух, тихая, нежная, любящая; словно какая-то затаенная грусть,какая-то скрытая сердечная боль сурово оттеняли прекрасные черты ее

Серьезность и суровость как-то не шли к ее ангельски ясным чертам, словно траур к ребенку. Нельзя было взглянуть на нее, не почувствовав к нейглубокой симпатии. Она была бледна и, говорили, склонна к чахотке, когдая ее первый раз видела. Жила она очень уединенно и не любила ни съездову себя, ни выездов в люди, - словно монастырка. Детей у нее не было

Помню, она приехала к мадам Леотар, подошла во мне и с глубоким чувствомпоцеловала меня. С ней был один худощавый довольно пожилой мужчина. Онпрослезился, на меня глядя. Это был скрипач Б. Александра Михайловна обняла меня и спросила, хочу ли я жить у нее и быть ее дочерью. Посмотревей в лицо, я узнала сестру моей Кати и обняла ее с глухою болью в сердце, от которой заныла вся грудь моя... как будто кто-то еще раз произнеснадо мною: "Сиротка!" Тогда Александра Михайловна показала мне письмо откнязя. В нем было несколько строк ко мне, и я прочла их с глухими рыданиями. Князь благословлял меня на долгую жизнь и на счастье и просил любить другую дочь его. Катя приписала мне тоже несколько строк. Она писала, что не разлучается теперь с матерью!

И вот вечером я вошла в другую семью, в другой дом, к новым людям, вдругой раз оторвав сердце от всего, что мне стало так мило, что было ужедля меня родное. Я приехала вся измученная, истерзанная от душевной тоски... Теперь начинается новая история

VI

Новая жизнь моя пошла так безмятежно и тихо, как будто я поселиласьсреди затворников... Я прожила у моих воспитателей с лишком восемь лет ине помню, чтоб во все это время, кроме каких-нибудь нескольких раз, вдоме был званый вечер, обед или как бы нибудь собрались родные, друзья изнакомые. Исключая двух-трех лиц, которые езжали изредка, музыканта Б.,который был другом дома, да тех, которые бывали у мужа Александры Михайловны, почти всегда по делам, в наш дом более никто не являлся. МужАлександры Михайловны постоянно был занят делами и службою и только изредка мог выгадывать хоть сколько-нибудь свободного времени, которое иделилось поровну между семейством и светскою жизнью. Значительные связи,которыми пренебрегать было невозможно, заставляли его довольно часто напоминать о себе в обществе. Почти всюду носилась молва о его неограниченном честолюбии; но так как он пользовался репутацией человека делового, серьезного, так как он занимал весьма видное место, а счастье и удача как будто сами ловили его на дороге, то общественное мнение далеко неотнимало у него своей симпатии. Даже было и более. К нему все постоянночувствовали какое-то особенное участие, в котором, обратно, совершенноотказывали жене его. Александра Михайловна жила в полном одиночестве; ноона как будто и рада была тому. Ее тихий характер как будто создан былдля затворничества

Она привязана была ко мне всей душой, полюбила меня, как родное дитясвое, и я, еще с неостывшими слезами от разлуки с Катей, еще с болевшимсердцем, жадно бросилась в материнские объятия моей благодетельницы. Стех пор горячая моя любовь к ней не прерывалась. Она была мне мать,сестра, друг, заменила мне все на свете и взлелеяла мою юность. К томуже я скоро заметила инстинктом, предчувствием, что судьба ее вовсе нетак красна, как о том можно было судить с первого взгляда по ее тихой,казавшейся спокойною, жизни, по видимой свободе, по безмятежно-яснойулыбке, которая так часто светлела на лице ее, и потому каждый день моего развития объяснял мне что-нибудь новое в судьбе моей благодетельницы,что-то такое, что мучительно и медленно угадывалось сердцем моим, ивместе с грустным сознанием все более и более росла и крепла моя к нейпривязанность


Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




Возможно заинтересуют книги: