Книга "Вечера на хуторе близ Диканьки". Страница 28

его. Но гетьман не обратил даже и внимания, едва кивнул головою и подошел к запорожцам.

Запорожцы отвесили все поклон в ноги.

- Все ли вы здесь? - спросил он протяжно, произнося слова немного внос.

- Та, вси, батько! - отвечали запорожцы, кланяясь снова.

- Не забудете говорить так, как я вас учил?

- Нет батько, не позабудем.

- Это царь? - спросил кузнец одного из запорожцев.

- Куда тебе царь! это сам Потемкин, - отвечал тот.

В другой комнате послышались голоса, и кузнец не знал, куда деть своиглаза от множества вошедших дам в атласных платьях с длинными хвостами ипридворных в шитых золотом кафтанах и с пучками назади. Он только виделодин блеск и больше ничего. Запорожцы вдруг все пали на землю и закричали в один голос:

- Помилуй, мамо! помилуй!

Кузнец, не видя ничего, растянулся и сам со всем усердием на полу.

- Встаньте, - прозвучал над ними повелительный и вместе приятный голос. Некоторые из придворных засуетились и толкали запорожцев.


- Не встанем, мамо! не встанем! умрем, а на встанем! - кричали запорожцы.

Тут осмелился и кузнец поднять голову и увидел стоявшую перед собоюнебольшого роста женщину, несколько даже дородную, напудренную, с голубыми глазами, и вместе с тем величественно улыбающимся видом, которыйтак умел покорять себе все и мог только принадлежать одной царствующейженщине.

- Светлейший обещал меня познакомить сегодня с моим народом, которогоя до сих пор еще не видала, - говорила дама с голубыми глазами, рассматривая с любопытством запорожцев. - Хорошо ли вас здесь содержат ? - продолжала она, подходя ближе.


- Та спасиби, мамо! Провиянт дают хороший, хотя бараны здешние совсемне то, что у нас на Запорожье, - почему ж не жить как-нибудь?..

Потемкин поморщился, видя, что запорожцы говорят совершенно не то,чему он их учил...

Один из запорожцев, приосанясь, выступил вперед:

- Помилуй, мамо! зачем губишь верный народ? чем прогневили? Разведержали мы руку поганого татарина; разве соглашались в чем-либо с турчином; разве изменили тебе делом или помышлением? За что ж немилость?Прежде слыхали мы, что приказываешь везде строить крепости от нас; послеслушали, что хочешь поворотить в карабинеры; теперь слышим новые напасти. Чем виновато запорожское войско? тем ли, что перевело твою армию через Перекоп и помогло твоим енералам порубать крымцев?..

Потемкин молчал и небрежно чистил небольшою щеточкою свои бриллианты,которыми были унизаны его руки.

- Чего же хотите вы? - заботливо спросила Екатерина.

Запорожцы значительно взглянули друг на друга.

"Теперь пора! Царица спрашивает, чего хотите!" - сказал сам себе кузнец и вдруг повалился на землю.

- Ваше царское величество, не прикажите казнить, прикажите миловать!Из чего, не во гнев будь сказано вашей царской милости, сделаны черевички, что на ногах ваших? Я думаю, ни один швец ни в одном государстве насвете не сумеет так сделать. Боже ты мой, что, если бы моя жинка наделатакие черевики!

Государыня засмеялась. Придворные засмеялись тоже. Потемкин и хмурился и улыбался вместе. Запорожцы начали толкать под руку кузнеца, думая,не с ума ли он сошел.

- Встань! - сказала ласково государыня. - Если так тебе хочется иметьтакие башмаки, то это нетрудно сделать. Принесите ему сей же час башмакисамые дорогие, с золотом! Право, мне очень нравится это простодушие! Вотвам, - продолжала государыня, устремив глаза на стоявшего подалее отдругих средних лет человека с полным, но несколько бледным лицом, которого скромный кафтан с большими перламутровыми пуговицами, показывал,что он не принадлежал к числу придворных, - предмет, достойный остроумного пера вашего!

- Вы, ваше императорское величество, слишком милостивы. Сюда нужно,по крайней мере, Лафонтена! - отвечал, поклонясь, человек с перламутровыми пуговицами.

- По чести скажу вам: я до сих пор без памяти от вашего "Бригадира"

Вы удивительно хорошо читаете! Однако ж, - продолжала государыня, обращаясь снова к запорожцам, - я слышала, что на Сечи у вас никогда не женятся.

- Як же, мамо! ведь человеку, сама знаешь, без жинки нельзя жить, отвечал тот самый запорожец, который разговаривал с кузнецом, и кузнецудивился, слыша, что этот запорожец, зная так хорошо грамотный язык, говорит с царицею, как будто нарочно, самым грубым, обыкновенно называемыммужицким наречием. "Хитрый народ! - подумал он сам себе, - верно, недаром он это делает".

- Мы не чернецы, - продолжал запорожец, - а люди грешные. Падки, каки все честное христианство, до скоромного. Есть у нас не мало таких, которые имеют жен, только не живут с ними на Сечи. Есть такие, что имеютжен в Польше; есть такие, что имеют жен в Украйне; есть такие, что имеютжен и в Турещине.

В это время кузнецу принесли башмаки.

- Боже ты мой, что за украшение! - вскрикнул он радостно, ухвативбашмаки. - Ваше царское величество! Что ж, когда башмаки такие на ногахи в них, чаятельно, ваше благородие, ходите и на лед ковзаться, какие ждолжны быть самые ножки? думаю, по малой мере из чистого сахара.

Государыня, которая точно имела самые стройные и прелестные ножки, немогла не улыбнуться, слыша такой комплимент из уст простодушного кузнеца, который в своем запорожском платье мог почесться красавцем, несмотряна смуглое лицо.

Обрадованный таким благосклонным вниманием, кузнец уже хотел былорасспросить хорошенько царицу о всем: правда ли, что цари едят одинтолько мед да сало, и тому подобное; но, почувствовав, что запорожцытолкают его под бока, решился замолчать; и когда государыня, обратившиськ старикам, начала расспрашивать, как у них живут на Сечи, какие обычаиводятся, - он, отошедши назад, нагнулся к карману, сказал тихо: "Выносименя отсюда скорее!" - и вдруг очутился за шлагбаумом.

- Утонул! ей-богу, утонул! вот чтобы я не сошла с этого места, еслине утонул! - лепетала толстая ткачиха, стоя в куче диканьских баб посереди улицы.

- Что ж, разве я лгунья какая? разве я у кого-нибудь корову украла?разве я сглазила кого, что ко мне не имеют веры? - кричала баба в козацкой свитке, с фиолетовым носом, размахивая руками. - Вот чтобы мне водыне захотелось пить, если старая Переперчиха не видела собственными глазами, как повесился кузнец!

- Кузнец повесился? вот тебе на! - сказал голова, выходивший от Чуба,остановился и протеснился ближе к разговаривавшим.

- Скажи лучше, чтоб тебе водки не захотелось пить, старая пьяница! отвечала ткачиха, - нужно быть такой сумасшедшей, как ты, чтобы повеситься! Он утонул! утонул в пролубе! Это я так знаю, как то, что ты быласейчас у шинкарки.

- Срамница! вишь, чем стала попрекать! - гневно возразила баба с фиолетовым носом. - Молчала бы, негодница! Разве я не знаю, что к тебе дьякходит каждый вечер?

Ткачиха вспыхнула.

- Что дьяк? к кому дьяк? что ты врешь?

- Дьяк? - пропела, теснясь к спорившим, дьячиха, в тулупе из заячьегомеха, крытом синею китайкой. - Я дам знать дьяка! Кто это говорит дьяк?

- А вот к кому ходит дьяк! - сказала баба с фиолетовым носом, указывая на ткачиху.

- Так это ты, сука, - сказала дьячиха, подступая к ткачихе, - так этоты, ведьма, напускаешь ему туман и поишь нечистым зельем, чтобы ходил ктебе?

- Отвяжись от меня, сатана! - говорила, пятясь, ткачиха.

- Вишь, проклятая ведьма, чтоб ты не дождала детей своих видеть, негодная! Тьфу!.. - Тут дьячиха плюнула прямо в глаза ткачихе.

Ткачиха хотела и себе сделать то же, но вместо того плюнула в небритую бороду голове, который, чтобы лучше все слышать, подобрался к самимспорившим.

- А, скверная баба! - закричал голова, обтирая полою лицо и поднявшикнут. Это движение заставило всех разойтиться с ругательствами в разныестороны. - Экая мерзость! - повторял он, продолжая обтираться. - Таккузнец утонул! Боже ты мой, а какой важный живописец был! какие ножикрепкие, серпы, плуги умел выковывать! Что за сила была! Да, - продолжалон, задумавшись, - таких людей мало у нас на селе. То-то я, еще сидя впроклятом мешке, замечал, что бедняжка был крепко не в духе. Вот тебе икузнец! был, а теперь и нет! А я собирался было подковать свою рябую кобылу!..

И, будучи полон таких христианских мыслей, голова тихо побрел в своюхату.

Оксана смутилась, когда до нее дошли такие вести. Она мало верилаглазам Переперчихи и толкам баб; она знала, что кузнец довольно набожен,чтобы решиться погубить свою душу. Но что, если он в самом деле ушел снамерением никогда не возвращаться в село? А вряд ли и в другом местегде найдется такой молодец, как кузнец! Он же так любил ее! Он долеевсех выносил ее капризы! Красавица всю ночь под своим одеялом поворачи


Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.



----------------------------------------------------------

Возможно заинтересуют книги: