Книга "Костер". Страница 2

На кладбище девушки с милыми, Шепчут, ластясь: "Мой яхонт-князь!" И целуются над могилами

Крест над церковью взнесен, Символ власти ясной, Отеческой, И гудит малиновый звон Речью мудрою, человеческой

223. ЛЕДОХОД Уж одевались острова Весенней зеленью прозрачной, Но нет, изменчива Нева, Ей так легко стать снова Мрачной

Взойди на мост, склони свой взгляд: Там льдины прыгают по льдинам, Зеленые, как медный яд, С ужасным шелестом змеиным

Географу, в час трудных снов, Такие тяготят сознанье Неведомых материков Мучительные очертанья

Так пахнут сыростью гриба, И неуверенно, и слабо, Те потайные погреба, Где труп зарыт и бродят жабы

Река больна, река в бреду

Одни, уверены в победе, В зоологическом саду Довольны белые медведи

И знают, что один обман Их тягостное заточенье: Сам Ледовитый Океан Идет на их освобожденье

224. ПРИРОДА Так вот и вся она, природа, Которой дух не признает, Вот луг, где сладкий запах меда Смешался с запахом болот; Да ветра дикая заплачка, Как отдаленный вой волков; Да над сосной курчавой скачка Каких-то пегих облаков


Я вижу тени и обличья, Я вижу, гневом обуян, Лишь скудное многоразличье Творцом просыпанных семян

Земля, к чему шутить со мною: Одежды нищенские сбрось И стань, как ты и есть, звездою, Огнем пронизанной насквозь! 225. Я И ВЫ Да, я знаю, я вам не пара, Я пришел из иной страны, И мне нравится не гитара, А дикарский напев зурны

Не по залам и по салонам Темным платьям и пиджакам Я читаю стихи драконам, Водопадам и облакам

Я люблю - как араб в пустыне Припадает к воде и пьет, А не рыцарем на картине, Что на звезды смотрит и ждет

И УМРУ я не на постели, При нотариусе и враче, А в какой-нибудь дикой щели, Утонувшей в густом плюще, Чтоб войти не во всем открытый, Протестантский, прибранный рай, А туда, где разбойник, мытарь И блудница крикнут: вставай! 226. ЗМЕЙ Ах, иначе в былые года Колдовала земля с небесами, Дива дивные зрелись тогда, Чуда чудные деялись сами..


Позабыв Золотую Орду, Пестрый грохот равнины китайской, Змей крылатый в пустынном саду Часто прятался полночью майской

Только девушки видеть луну Выходили походкою статной, Он подхватывал быстро одну, И взмывал, и стремился обратно

Как сверкал, как слепил и горел Медный панцырь под хищной луною, Как серебряным звоном летел Мерный клекот над Русью лесною: "Я красавиц таких, лебедей С белизною такою молочной, Не встречал никогда и нигде, Ни в заморской стране, ни в восточной

Но еще ни одна не была Во дворце моем пышном, в Лагере: Умирают в пути, и тела Я бросаю в Каспийское Море

Спать на дне, средь чудовищ морских, Почему им, безумным, дороже, Чем в могучих объятьях моих На торжественном княжеском ложе? И порой мне завидна судьба Парня с белой пастушеской дудкой На лугу, где девичья гурьба Так довольна его прибауткой"

Эти крики заслышав, Вольга Выходил и поглядывал хмуро, Надевал тетиву на рога Беловежского старого тура

227. МУЖИК В чащах, в болотах огромных, У оловянной реки, В срубах мохнатых и темных Странные есть мужики

Выйдет такой в бездорожье, Где разбежался ковыль, Слушает крики Стрибожьи, Чуя старинную быль

С остановившимся взглядом


Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




Возможно заинтересуют книги: