О нежности

О НЕЖНОСТИ



Мы лежали на подступах к небольшой деревеньке.

Пули путались в мякоти аржаного омета.

Трехаршинный матрос Петро Гаманенко

Вынес Леньку, дозорного, из-под пулемета.



Ленька плакал. Глаза его синие, щелками,

Затекали слезами и предсмертным туманом.

На сутулой спине, размозженной осколками,

Кровь застыла пятном, густым и багряным.



Подползла санитарка отрядная рыжая.

Спеленала бинтом, как пеленками, туго,

Прошептала: - Отплавал матросик, не выживет,

Потерял ты, Петрусь, закадычного друга!



Бился «максим» в порыве свирепой прилежности.

Бредил раненый ломким, надорванным голосом.

Неуклюжими жестами наплывающей нежности

Гаманенко разглаживал Ленькины волосы.



По сутулому телу расползалась агония,

Из-под корки бинта кровоточила рана.

Сквозь пальбу уловил в замирающем стоне я

Нервный всхлип, торопливый выстрел нагана.



...Мы лежали на подступах к небольшой деревеньке.

Пули грызли разбитый снарядами угол.

Трехаршинный матрос Петро Гаманенко

Пожалел закадычного друга.

Добавить

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




Возможно заинтересуют книги: